Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
person
Маслов Алексей

Маслов Алексей Александрович

Маслов Алексей Александрович
Востоковед, специалист в области китайской цивилизации, культурных и политических традиций, Европейской Ассоциации китаеведов, Американской Ассоциации историков. Академик РАЕН. Заведующий кафедрой всеобщей истории РУДН. Директор Центра стратегических исследований Китая РУДН, заведующий отделением востоковедения Высшей школы экономики. Вице-президент Международной федерации шаолинского ушу.
Доктор исторических наук Свободно владеет английским, китайским, французским языками.
А.Маслов — автор более 20 книг о китайской культуре, переводчик и комментатор многих классических китайских трудов, вице-президент Международной федерации шаолинского ушу. Он заведует кафедрой всеобщей истории в Российском университете Дружбы народов, ведет курс по истории, этнопсихологии, основам политической культуры Китая, классической и современной китайской литературе. Одновременно Алексей Александрович читает лекции в Китае, США, Великобритании и других странах. В Пекинском, Чжэньчжоуском и Гонконгском университетах он преподает методику анализа древнекитайских текстов и ведет курс по взаимодействию стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Лекции в Америке, естественно, идут на английском языке, в Китае – на китайском… Кроме того, Алексей Маслов – один из разработчиков концепции Университета ШОС. Главная цель этого проекта – создание единого евразийского образовательного пространства, сочетающего лучшие национальные традиции и принятые мировые стандарты. В нынешнем мире, разделенном границами и религиями, люди с разными системами духовных ценностей и мироощущением должны учиться понимать друг друга. Здесь опыт удивительного соединения в одном человеке европейского и азиатского менталитета уникален и бесценен. Человек, исходивший Китай вдоль и поперек, он чувствует себя в любом уголке этой непостижимой для многих европейцев страны так же органично, как на своем родном московском Арбате. В Шаолинском монастыре, где Алексей Маслов прошел посвящение, в его честь воздвигнута стела из черного мрамора. Такого может быть удостоен лишь тот, кто оставил неизгладимый след в высшем искусстве Шаолиня – ушу, и в самой Традиции.
Ведь в течение 20 лет Алексей обучался в Китае в различных школах кунфу (ушу), овладев всеми его стилями. После этого прошел курс в нескольких буддийских, даосских и тибетских общинах. Он посвящен во многие тайные практики боевых искусств и традиционной восточной медицины, неоднократно признавался Международной Федерацией боевых искусств одним из лучших в мире бойцов.
…А началось все в Монголии, где в конце 70-х работали врачами его родители. Случайно Алексей узнал о китайце Ли Миньцине, мастере ушу, и уговорил взять в обучение, где из шести учеников был единственным русским. Занятия проходили на продуваемом чердаке какого-то дома, где хранилось сено. Когда начались морозы – 40, остался лишь он один. Учитель не знал русского языка, ученик – китайского. Объяснялись жестами. Ли Миньцин сидя у казана с горячими углями, бесстрастно – мудрость жестока – наблюдал, как на ледяном ветру, посиневший подросток в тысячный раз повторяет одно и то же движение. Вряд ли мог он тогда предположить, что этот упрямый русский станет не просто одним из сильнейших в мире бойцов, но возглавит Международную федерацию шаолиньских боевых искусств. Но все это будет потом…
Ввернувшись в Москву, Алексей продолжит занятия боевыми искусствами, шлифуя их в карате (мастеров ушу в стране тогда не было), окончит истфак Института Азии и Африки МГУ, станет специалистом по истории Китая, напишет труд в тысячу страниц «Небесный путь боевых искусств» и на гонорар от этой первой книги отправится, наконец, в Китай…
«С подлинно фантастическим ощущением жизни я столкнулся именно там, – говорит А.Маслов. – Вроде бы такие же люди, как мы, но – совершенно другие. Другое отношение к жизни, рождению, любви, ненависти… Принципиально иная цивилизация. И при этом самая устойчивая в мире – ведь ей уже, минимум, пять тысяч лет! В отличие от других наций, нынешние китайцы — как и китайцы времен Конфуция — связаны одной нитью. И когда оказываешься внутри этой культуры, невольно начинаешь жить той же, фантастической генетической памятью».
Ею же он объясняет исключительную толерантность китайцев к иным религиям. Такая терпимость основывается на необходимости сосуществовать. «В Китае, — поясняет Маслов, — не просто высокая плотность населения, но и огромная плотность культурной среды. Океан традиций, религий, предрассудков, обычаев, особого юмора. В таких условиях можно выжить, только соблюдая определенные нормы общежития. Иначе начнется самоистребление».
Отправляясь в Китай, Маслов вовсе не собирался всерьез погружаться в ушу. Но оказалось, что без этого просто не войти внутрь китайской жизни, в Традицию. Ибо ушу для китайца не столько борьба, сколько важнейшее средство постижения истины. Как жить – вот чему учат все системы боя и защиты. В этом и разгадка многотысячелетней устойчивости всей культуры Поднебесной, и секрет фантастического успеха восточных боевых искусств в мире.
Монахи-бойцы – особая категория, владеющая всем комплексом шаолинских боевых искусств. Один из стилей ушу – ицюань, или «кулак воли» относится именно к тому кругу тайных знаний, которые даются избранным. Таким, как Маслов. «Технология» его тренировок – строжайшая тайна. В ней нет приемов, нет ударов как таковых, но есть способность мгновенного выброса внутренней энергии практически из любой точки тела. Такое умение обезвредить противника — высочайшее искусство.
…Ну, а двойственность жизни профессора Маслова очевидна. Поражает то, как ему удается совмещать в себе жесткие, аскетичные заповеди с несомненным жизнелюбием. Его время расписано по минутам. Занятия наукой, ушу, написание книг, лекции. Стремительные перемещения по всему миру. Он одинаково вхож в круг дипломатов и артистов, политиков и богемы. Как объяснить соединение несоединимого? Сам он считает, что здесь нет противоречия. Для любого шаолинского монаха жизнь – это то пространство, где он выполняет свою миссию добрых дел. Чем шире диапазон интересов, контактов, тем адекватней реакция, тем больше ты сможешь помочь людям. «Вся наша жизнь – это постижение кунфу, то есть высшего мастерства, – говорит он.– Неважно, в чем оно реализуется, — в писательстве, врачевании, боевых искусствах. Это – твоя духовная экзистенция, предназначение… Моя миссия – знакомить европейцев с совершенно другой культурой».

Персоны