Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
person

ЯКОВЛЕВ Александр Павлович

Генеральный директор, научный и технический руководитель ООО «ОКБ «ГЕОМЕХАНИКА».

Адрес: г. Тверь, пр-т Чайковского, д. 28/2.

Александр Павлович Яковлев является учёным, инженером-изобретателем, одним из основоположников промышленной электроники России 90-х годов, внёсшим в критические моменты решающий вклад в выполнение многих национальных программ, пионером частного научно-технического бизнеса в России, государственным деятелем, сыгравшим важную роль в сохранении государственности страны в 90-е годы.

О своём трудовом пути рассказывает сам Александр Павлович.

«Эту итоговую статью я посвящаю своей матери, Яковлевой Анне Степановне. Я во многом повторил её судьбу. Она работала участковым фельдшером-акушеркой в сельском медицинском пункте, который находился, как и моя 8-летняя школа, за 7 км в д. Новое. Каждый день в любую погоду она отправляла меня в школу и затем шла пешком, ехала на велосипеде, на лыжах, чтобы в 9 утра открыть медпункт. В её обязанности, кроме всего прочего, входило принимать роды на дому и ежедневно посещать новорожденных в соседних деревнях. А это около 20 км по кругу. Вечером дома её ждали домашнее хозяйство во главе с русской печью, керосиновая лампа и свои дети. Работа не из лёгких. К ней приходили и днём, и ночью, и в выходные, и особенно в праздники. И на всех у неё хватало доброты, никому не отказывала: «я клятву Гиппократа давала». Этой клятве она была верна всю свою жизнь. Я унаследовал от матери высокую работоспособность и ответственное отношение к делу.

Общим для моего почти полувекового стажа является то, что мне всё время доставались работы отраслевого или общегосударственного уровня (2-я очередь КамАЗа, программа БУРАН, МКС, система БНК Геокон 01), ранее над которыми безуспешно по несколько лет работали разные коллективы. Без ложной скромности могу сказать: мне всегда удавалось спасти порученное дело от полного провала, сделав из них прорывные разработки. Но затем обо мне забывали. У победы появлялось много желающих на ней заработать без автора. Но мой авторитет, несмотря ни на что, рос, и особенно за рубежом. Получал предложения от зарубежных фирм и руководителей государств, например от Саддама Хусейна. Приходилось отказываться от многомиллиардных предложений. Это обычная судьба российского учёного прикладных наук, которую не все выдерживали и всё же уезжали работать за рубеж.  Первым таким испытанием всесоюзного масштаба была разработка технологии сборки межстаночных транспортно-накопительных устройств для автоматических линий 2-й очереди завода двигателей КамАЗа. Я, к сожалению, был единственным из сотрудников семи заводов, который не подписал проект Постановления Совета Министров СССР о закупке 2-й очереди за рубежом. У меня на тот момент была своя уже разработанная технология, которая обеспечивала и ремонт 1-й очереди. С помощью этой технологии задача была решена, но я не получил обещанных правительственных наград.

Позже, работая уже в городе Калинине (сегодня Тверь) на вагонзаводе, предложил с помощью моего оригинального устройства фрезеровать привалочные плоскости корпусов редукторов без обязательной ручной разметки, освободившись от разметочных цехов.

Далее перешёл на работу в НИИ и КБ МИНГЕО СССР в г. Твери  заниматься автоматизацией процессов подсчёта запасов нефти и газа. Разработал проектно-заказную КД вычислительного комплекса ВК ГИС СМ1420 в двухпроцессорном варианте, которого не было даже в Академии наук СССР. Это был уникальный опыт, который позволил мне сделать следующую уникальную разработку, значимость которой трудно переоценить. Я перешёл в СКТБ СПТ НПО «Союзпромгеофизика» на тему «Разработка базовых несущих конструкций (БНК) из алюминиевых профилей для РЭА, возимой всеми видами транспорта». От этой работы отказались все КБ, Минприбор СССР. Неделя ушла на разработку научной концепции и эскизного проекта основных узлов. Работа переместилась в ВИЛС, г. Москва, лабораторию серийных технологий, где ничего подобного не делали. Но задачи, поставленные мной, их заинтересовали. Так начал формироваться уникальный межведомственный коллектив, который работал практически все 90-е годы. В ходе работ ошибка в ТЗ, из-за которой разработка БНК «Геокон-001» была бы ограниченного применения, была найдена, но исправить мне запретили. И всё же в результате упорного труда коллектива удалось решить проблемы, изготовить и испытать все опытные образцы системы БНК, подготовить к их серийному выпуску. Выявились уникальные технические возможности — 120-кратный запас прочности при малом весе. При вручении авторских свидетельств в Москве, во ВНИИГПЭ, я услышал: «…молодой человек перевернул все мировые классификаторы РЭА, немного не дотянул по критериям до открытия, разработка признана изобретением, НАЦИОНАЛЬНЫМ ДОСТОЯНИЕМ…». Подтверждением этого стало моё участие в программе «Буран», когда за три месяца до запуска ещё не было БНК для системного блока, выдержавших испытания. Успешный запуск состоялся благодаря БНК «Геокон-001». Да, я вывел страну в мировые лидеры по БНК, Минприбор готовился к техническому перевооружению подшефных отраслей, и стране предстоял промышленный рост новейшей продукции — результатов НИОКР. Но вместо этого, Минприбор официально ликвидируют, снимают меня с руководящей должности, лишают всей документации и финансирования. Дают в аренду комнату, столы и бухгалтера… Так я стал частным предпринимателем в научно-техническом бизнесе. И первое, что я сделал, — разработал новую систему БНК «Горизонт-19», которая соответствовала всем мировым стандартам.

Пока работали министерства бывшего СССР, мы за 12 лет успели провести техническое перевооружение практически всех отраслей и не дали пустить страну по «Украинскому сценарию». В СМИ этот героический подвиг нашего коллектива, к сожалению, замалчивают. Кроме негатива и разрухи 90-х, надо рассказать о трудовом героизме людей, которые не ушли в торговлю, а остались на своих местах и за маленькую и нерегулярную зарплату создавали «скелет» будущей промышленной электроники России. Да, цеха стояли, и работа переместилась в опытные производства, лаборатории НИИ и КБ, производственных мощностей которых хватало только на мелкосерийное производство. Но научная мысль не стояла на месте. Величие этого трудового подвига, в эпицентре которого был и мой коллектив, стране ещё предстоит осмыслить и оценить!

Я хочу выразить признательность своему коллективу: Назарову А. В. Разумовой Г. М., Белоконю Д. В., Коза С. В., Коза А. Н., Тетюхину С. Ю., Юркиной В. Г., Компаниец А. В., Сысоеву В. О., Левину М. З., Калистратову Г. А., Руденко Н. В., Рябкину В. Г., Мозгалёву Н. В., Селезнёву В. П., Харитонович М. В., Наседкину Л. И., Сысцову А. С., начальнику производства Минавиапрома Гогылеву, Карбовской Л. А., Макарьеву А. Н., Котову В. А. и другим».

Сегодня результаты обширной научной и трудовой деятельности А. Яковлева можно встретить в любой точке земного шара: на земле в геофизических станциях, станциях спутниковой связи с МКС и спутниковой группировкой РФ,  в пассажирских вагонах и вагонах метро, в автомобилях КамАЗ и других с их двигателями, в геофизической скважинной аппаратуре: от шасси электронного блока до планетарного редуктора и  уникального механизма глубиномера для горизонтальных скважин, на надводных судах и подводных лодках в системах управления, в космосе на МКС и спускаемых аппаратах «Прогресс». А ещё, самое главное: его патенты дают России возможность без санкций развивать собственную импортонезависимую промышленную электронику.

Его фамилия стоит в одном ряду в библиографической энциклопедии с такими людьми, как академик Алфёров Ж. И., изобретатель автомата Калашников М. Т., доктор медицинских наук Бокерия Л. А. и др.

В 2021 году Александр Павлович отметит свой 70-летний юбилей.

Персоны