Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
person

КАТЫРИН Сергей Николаевич — интервью Президента Торгово-промышленной палаты РФ

КАТЫРИН Сергей Николаевич

Президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации.

 

Интервью президента Торгово-промышленной палаты РФ Сергея Катырина издательству ООО «Эра Пресс». Итоги работы Палаты в 2018 году, развитие бизнеса в России, экономические перспективы страны.

— Сергей Николаевич, во внешней политике в 2018 году Россия жёстко обозначала свою позицию, отстаивала суверенитет и национальные интересы. А вот в отечественной экономике ситуация остаётся далеко не самой лучшей, заметного прорыва вперёд в этом году не было. Вы согласны с этим утверждением?

— О внешней политике всё сказано правильно.  А вот относительно ситуации в экономике я бы не был столь категоричен. Во-первых, российский бизнес научился работать в условиях практически полностью закрытого доступа на американский и европейский рынки заимствований, ограничений на передачу технологий и так далее. Во-вторых, негативные последствия санкций удалось минимизировать. Об этом, кстати, громко говорят и на Западе, это отмечается международными рейтинговыми агентствами, изменившими в лучшую сторону прогнозы для нашей экономики.

России удалось диверсифицировать рынки, появились новые потребители нашей высокотехнологичной продукции. В таких отраслях, как сельское хозяйство, автомобильная промышленность, фармацевтика мы показали высокий уровень импортозамещения, здесь доля отечественной продукции превышает 50 процентов.

У нас, бесспорно, есть экономические трудности, и они немалые, но общий итог всё же для нас положительный. Пусть и незначительно, но всё-таки ВВП растет. В 2019–2021 гг. прогнозируется профицитный федеральный бюджет.

 

— Итогами работы Палаты в 2018-м вы довольны?

— В целом для ТПП РФ 2018 год был достаточно успешным.

Мы активно работали с Госдумой, что естественно, поскольку законодательное обеспечение бизнеса для нас — это вопрос вопросов. В период закончившейся осенней сессии Госдума приняла 256 федеральных законов… При этом ТПП РФ сопровождала более 130 законопроектов, инициировала внесение 11 пакетов поправок, разработала 6 «собственных» законопроектов.

Работали также по оценке регулирующего воздействия (ОРВ) на бизнес предлагаемых к принятию законопроектов. ОРВ позволяет изучить, как проект нормативного акта воздействует на бизнес, не ухудшит ли он условия функционирования компаний, не создаст ли дополнительные  трудности и барьеры. В этом году проанализировано порядка 1800 проектов. Доля учтённых наших замечаний превысила 80 процентов. Это неплохо.

Кстати, замечу, что мы начали этим заниматься в 2011 году и тогда рассмотрели меньше 500 проектов, так что динамика, сами видите, приличная…

Система ТПП страны занималась также вопросами поддержки бизнеса, улучшения инвестиционного климата, много сделано по экспортной проблематике…

Но, в сущности, мы всё время решаем одну задачу — добиваться таких условий для развития предпринимательства, чтобы польза была и бизнесу, и обществу.

В 2018 году Палата начала плотно работать над одним интересным направлением. Это семейный бизнес. ТПП РФ в октябре провела первый в стране Форум семейных предпринимателей. Сегодня семейный бизнес практически не имеет соответствующих нормативно-правовых основ, непросто организовать для него поддержку, а она очень нужна, нужны преференции, субсидии. Палата считает, что нужно вводить так называемый семейный патент, и наши эксперты работают над этим. Цель — упростить работу предпринимателей, которые организовали бизнес с родственниками, освободить семейный бизнес сразу от многих вещей в плане отчётности и налогов. Если нам удастся реализовать идею, то, я думаю, это будет серьёзная помощь семейному бизнесу.

Мы давно добивались, чтобы для всех самозанятых был предложен простейший вариант налогообложения — без бесконечной отчётности, проверок и т. д. В 2018 году наконец принят закон о налоге на профессиональный доход, его называют ещё законом о самозанятых. Палата оценивает новшество положительно. Эксперимент по введению налога на профессиональный доход для самозанятых пройдёт в 2019–2028 годах в Москве, Татарстане, Московской и Калужской областях. Не будет налоговой отчётности, социальных платежей. Заработал — заплати налог: 4 процента от дохода, полученного при реализации товаров, работ, услуг физическим лицам; и 6 процентов — если юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям; нет дохода — не плати. Такого предложения для самозанятых у нас ещё не было.

Очень важно здесь изменениями и добавлениями не испугать тех, кто выйдет из «тени» — потом доверие уже не вернёшь. Помнится, в 2012 году, не прислушавшись к мнению бизнес-сообщества, государство серьёзно повысило малому бизнесу страховые взносы. В итоге — малого бизнеса в стране почти сразу стало меньше в два раза. Последствия этого шага ощущаются до сих пор.

Глобальная экономика переживает уже четвёртую технологическую революцию. Сможет ли Россия занять достойное место? Или правы те, кто утверждает, что наша экономика, несмотря на огромные потенциальные возможности, уже прозевала свой шанс догнать в технологическом развитии передовые экономики мира?

— Говорить о том, что наша экономика потеряла шанс, я бы не стал. Уже хотя бы потому, что сегодня объёмы экспорта, например, продукции российских IT-компаний, вплотную приближаются к объёмам экспорта вооружений. Есть и другие вдохновляющие примеры. Это, впрочем, не отменяет факта, что на многих направлениях мы отстаём. Но дистанция длинная, и, к счастью, время сгруппироваться, собраться ещё есть, хотя его уже и немного.

Четвёртая технологическая революция во многом опирается на масштабное развитие новых цифровых технологий. Важность цифровизации сегодня у нас понимается достаточно отчётливо. Это один из основных приоритетов правительства. Кстати, замечу, приоритетность темы отразилась даже в новом наименовании Минкомсвязи — теперь это Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

При этом доля цифровой экономики в ВВП в России всё ещё в 2–3 раза меньше, чем в развитых странах, но мы в среднесрочной перспективе имеем все возможности нарастить объёмы. IT — одна из тех сфер, которая развивалась на постсоветском пространстве практически с нуля. Созданы и успешно развиваются цифровые холдинги, такие как «Яндекс» или «Мэйл.ру групп». Капитализация, например, «Яндекс» составляет более 10 млрд долл., «Мэйл.ру» — более 6 млрд долл. Конечно, до такой компании, как «Гугл» (более 700 млрд долл. капитализации), пока не близко, но мы уже далеко не последние и развиваемся быстро.

В 2017 году Правительством была разработана и утверждена программа «Цифровая экономика Российской Федерации».

В России работают институты развития, занимающиеся продвижением передовых технологий: фонд «Сколково», ОЭЗ «Иннополис» в Татарстане, Фонд развития интернет-инициатив и т. д. Развиваются частные инвестфонды, вкладывающиеся в технологические стартапы.

Важным ресурсом здесь может стать постепенная конверсия оборонных технологий в гражданские. Предприятия ОПК могут активно подключиться к масштабным программам по модернизации электроэнергетики и развитию цифровой экономики, внедрению наилучших технологий, оснащению медучреждений, созданию индустрии переработки и утилизации отходов.

И надо увеличивать финансирование науки. Страны-лидеры научно-технического развития тратят на неё от 2,1 до 4 процентов ВВП. Мы тут серьёзно отстаём. Правда, в ближайшие годы намечен серьёзный шаг вперёд, и это правильно…

Нет-нет, я бы не стал говорит, что мы безнадёжно отстали. Но настаиваю на необходимости немедля использовать все возможности, и тогда всё у нас получится.

 

— Одна из главных проблем российского бизнеса — отсутствие жизненно необходимых оборотных средств, «длинных денег»…

— Да, это, к сожалению, так. В нынешних условиях инвесторы не очень стремятся вкладываться в масштабные, дорогие и долго окупающиеся проекты.

Это не значит, что у предприятий совсем нет возможности привлечь дешёвые кредитные средства. В стране за кризисные годы выстроена определенная инфраструктура поддержи малого и среднего бизнеса. Так, одной из целей созданной в 2015 г. Корпорации МСП является как раз обеспечение бизнеса «длинными и дешёвыми» деньгами. Национальная гарантийная система позволяет предпринимателям получить поручительство перед банками. Активно кредитует компании Фонд развития промышленности — лучший, по моему мнению, институт развития бизнеса.

Исследование рейтингового агентства RAEX («Эксперт РА») показало, что рынок кредитования в последние пару лет вырос, хотя ещё не достигает докризисных значений. Но всё равно кредитование пока ещё остаётся очень слабым местом нашей экономики.

— Для бизнеса налоговое регулирование — это вопрос вопросов. Как здесь обстоят дела? Что надо делать?

— В 1998 году мы приняли часть первую Налогового кодекса Российской Федерации. В России насчитывалось порядка сотни налогов и сборов, они устанавливались на всех уровнях власти, и реформа сократила количество налогов, установила единую стабильную налоговую систему. Это был шаг вперёд.

Но вот минуло двадцать лет. И снова налоговое законодательство стало чрезвычайно подвижно, ежегодно принимается порядка 30 законов, вносящих сотни поправок в Налоговый кодекс.

Считаю, что пришла пора сосредоточиться на разработке новой редакции Налогового кодекса РФ и отразить в ней все передовые тенденции времени.

Скажу ещё о некоторых задачах. Необходимо в кратчайшие сроки завершить работу по реформированию системы неналоговых платежей. Это те десятки платежей, которые для бизнеса обязательны, хотя они не входят в Налоговый кодекс, и обходятся предпринимателям эти различные экологические, портовые, дорожные и другие платежи больше, чем в триллион рублей в год.

Палата предложила навести здесь порядок. Некоторые платежи стоит вообще отменить, а в отношении остальных необходимо закрепить законодательно общие принципы и порядок их установления, учёта, введения, изменения и взимания.

Нас поддержал глава государства, в работу включились министерства и ведомства. Казалось, что всё быстро встанет на свои места, но… конца этой работе и сегодня не видно. Слишком много мнений и ведомственных интересов появилось. Тем временем неналоговые платежи всё сильнее обременяют бизнес. Напомню, рост расходов бизнеса в конечном счёте компенсируется ростом цен в магазинах, так что, в сущности, это проблема всего общества.

— И что дальше?

— Будем добиваться своего. Полагаю, в 2019 году с проблемой неналоговых платежей справимся, да и не только с нею. В конце концов проблемы и вопросы для того и появляются, чтобы их решать.

— Спасибо за беседу, Сергей Николаевич.

Персоны