Показать больше

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Post Type Selectors
person

Персия.Сказка тысяча и одной ночи.

Персия
17 августа, 2015 3677 Просмотров
Поделиться

Мозаика, складывающаяся из образов библейского Элама, империи Ахеменидов, Багдада халифа Гарун ар-Рашида, Самарканда эмира Тимура… Персия – современный Иран, — то стяжала славу величайшей державы, то сама попадала в зависимость. Её культура повлияла на становление искусства и науки исламского мира. Зародившиеся в Персии идеи и образы получили развитие и на европейской почве.
«Прародина» барокко

Персия
Конечно, барокко, прежде всего, — стиль, отразивший мироощущение западноевропейского человечества XVI, XVII и отчасти XVIII столетий со всеми присущими эпохе страстями, совершенством прихотливых празднеств и безграничностью власти. Однако его предвосхищение можно обнаружить в формах художественной культуры, возникшей как прославление могущества и великолепия персидских владык. Bazm (праздник) и razm (борьба) – вот достойные повелителя занятия согласно «Шахнаме» («Книге царей»), их жизнь, влекомая то к свету, то к мраку, требовала соответствующих декораций.
Памятники архитектуры, сохранившиеся полностью или лежащие в руинах, позволяют нам представить, каким образом стремление к увековечиванию власти и жажда роскоши изменяли физическое пространство. Персия как величайшая империя древности рождается при Ахеменидах. Её основатель – Кир II Великий – заложил столицу – Пасаргады. Когда-то её окружали легендарные сады парадизы. Скорее это были огромные парки с регулярной планировкой, каскадом террас, оправленными в камень каналами и бассейнами, изящными павильонами. Плеск и свежесть воды горных ручьёв, воздух, напоённый ароматами роз и жасмина, услаждающие взор краски цветников, манящие сочными плодами фруктовые деревья и стройные силуэты кипарисов по периметру – роскошь, на которую персидская знать не щадила средств. Парадизы были эмблемой утонченного вкуса восточных царей и вельмож на протяжении столетий; они, так или иначе, повлияли на возникновение в Европе садов с партерами, достигших пика причудливости в эпоху барокко. А драгоценные персидские ковры со стилизованным цветочным орнаментом и осевой композицией воплотили желание «воспроизвести» райский уголок ухоженной природы в интерьере.
При Дарии I Великом, именовавшемся «царём царей и царём стран», было развернуто грандиозное строительство. Сначала он возродил великолепие Суз – древнейшего города, память о богатстве которого осталась в Ветхом Завете. Персидский монарх распорядился расширить и заново отделать дворец, принадлежавший некогда правителям Элама. Складывается новая система декора: наружные стены построек стали украшать изразцами и рельефными глазурованными кирпичами, изображения — крылатые сфинксы, быки, львы, воины — символизировали безграничную мощь светской власти. Интерьеры насыщаются красками — их убирали драгоценными тканями и коврами с шелковистым ворсом; скульптуру из мрамора оживляли блеском золота и каменьев. Под высокими сводами дворцовых залов рождается вкус к изысканности, утонченная нега овевает личные покои – не это ли культивировал спустя 20 с лишним столетий Людовик XIV, король-солнце?
Столицей империи при Дарии I стал Персеполь. Дворцовый комплекс в этом городе возводился на протяжении нескольких поколений Ахеменидов. Он раскинулся на огромной террасе (450х300 м²), которая частично была усеченной естественной скалой, а вторую часть сложили из каменных блоков, скрепив их железными скобами. Самыми грандиозными дворцовыми постройками были ападана Дария-Ксеркса и Стоколонный зал. О подавляющем величии этих сооружений ныне мы судим по их руинам. Войны и забвение стирают следы прошлого. Но идеи живут дольше, чем монументы, — изобретенная персами роскошь как фантастический огонь снова и снова манит подобные бабочкам души. Властелины новых империй также желают, чтобы огромное и сложно организованное архитектурное пространство заставляло физически ощущать их почти сверхчеловеческий авторитет.

Персидский стиль
Персия
Персия
Персия

Персидский след

Будучи сверхдержавой Древнего мира, Персия аккумулировала знания и достижения завоёванных народов, переплавляла их в горниле собственной культуры, обновляя её. А затем этот культурный капитал сам стал питательной средой. Через Иран издревле пролегали великие торговые пути, соединявшие страны Средиземноморья с Индией и Китаем. Эти кровеносные сосуды моды и роскоши распространяли восточные вкусы, материалы и технологии по всей Евразии. В ходе обмена в новые земли попадали образцы персидского дизайна — адаптированные там, они уже не торопились обнаружить своё происхождение.
Как считает историк архитектуры О. Шуази, для становления искусства Византийской империи огромное значение имела Малая Азия, где дух греческой культуры и римских традиций взаимодействовал с влиянием Ирана. В архитектуре Древней Персии берут начало многие строительные принципы, которые можно найти и в константинопольской Святой Софии и в раннехристианских базиликах Запада. Иранское зодчество воздействовало и через Сирию на Южную Италию, Сицилию, Испанию. Оно само уже принимает арабский характер и, встречаясь с потоком византийских идей, порождает стрельчатую архитектуру Сицилии и Калабрии.
Персия питала искусство Армении и в те времена, когда последняя была сатрапией царства Ахеменидов, и позднее, когда она стала уже христианским государством. Под влиянием персидских мотивов здесь рождается оригинальная художественная культура, а её образцы начинают экспортироваться через Чёрное море на юг России, в Румынию, Сербию. Армянское искусство перенесло иранские традиции торговыми караванами на север и запад Европы. Персидское влияние ощутимо в романском стиле орнаментики Нормандии, Англии, Ирландии. Чисто иранский характер присущ растительному декору церквей Ростова и Владимира и гротескным львам на рельефах собора в Байе (Франция).
Персия славилась своим текстилем, вместе с коврами и тканями ориентальные вкусы воздействовали на моду в костюме и стили интерьера. Знаменательно, что тяга к восточной роскоши в XX веке проявлялась как предчувствие экономических катаклизмов и политической нестабильности. «Шехерезада» и другие восточные балеты дягилевских «Русских сезонов», вечеринка «1002-я ночь, или Торжество по-персидски», устроенная в 1911 г. кутюрье Полем Пуаре, заставили бомонд Парижа и других столиц обновить гардероб, но Первая мировая развенчала эту моду. Мариано Фортуни, создававший вневременные творения в своём собственном стиле, продолжил в период между двумя мировыми войнами воплощать вдохновлённые Персией идеи. Были и другие дизайнеры-сторонники ориентализма. В 1920-е постоянная тема живописи А. Матисса — одалиски с их бесконечной сиестой. Раз за разом впечатление от картин становилось тревожнее, а Запад тем временем шёл навстречу «чёрной пятнице» 1929 г.
В 1976-м Ив Сен-Лоран в коллекции «Русские балеты/ оперы» вернулся к Дагилеву и Баксту и показал коллекцию, чарующую сложными формами, мягко драпирующимися объёмами и вибрирующим колорита. Цвет притягивает внимание зрителя раньше, чем другие выразительные средства, а цвет у Сен-Лорана просто гипнотизировал: алый, пурпурный, изумрудная зелень, матиссовский синий, чёрный и много-много золота. Текстура бархата, парчи, тафты, отделка вышивкой и галуном, обильные золотые украшения, тюрбаны и меховые шапки – обрусевшей Шехерезаде в неспокойные 70-е хотелось скрыться под многослойностью прекрасных одежд.
За последние полгода главные подиумы мира вновь расцвести персидскими мотивами. Они предстали в явной форме или в пересказе стиля барокко, или как развитие других стилей и тем. Однако за всей этой сложной игрой повторов и переработок можно уловить живой источник – художественную культуру страны, где родились сказки о коварных правителях и нежных пери. Они и по сей день вдохновляют композиторов и поэтов, архитекторов и художников.
Людмила Калинина

Поделиться

Читайте также

Николаев Юрий Александрович

Советский и российский телеведущий
Народный артист Российской Федерации
Член Союза журналистов Российской Федерации
Дважды лауреат премии Союза журналистов России
Член Академии Российского телевидени

ЧЕЛОВЕК НЕУЁМНОЙ ДУШИ И НЕУСПОКОЕННОСТИ

Фаина Николаевна Зименкова — педагог, журналист, поэт, кандидат педагогических наук, доцент, член-корреспондент Академии педагогических и социальных наук (АПСН), член Российского и Международного союз

Есть запас прочности, чтобы идти вперёд

Дядя Сэм: «Голливуд вам запрещаю, уран ваш покупаю»
Старинная мудрость: никогда не угадаешь, где найдёшь, где потеряешь. Мы в этом убеждаемся уже не первый год.

Шадрина Ольга Владимировна

Директор ЧОУ НОШ «Счастливое детство»
Член Общественной палаты Краснодарского края
Руководитель Региональной экспертной группы «Национальная социальная инициатива» при АСИ
Председатель комитета по обр