Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
person

Россия в зеркале супрематизма. Искусство — Супрематизма

Архитектон К.Малевича
Май 5, 2017 613 Просмотров
Поделиться

Эстетика успеха.  

Россия в зеркале супрематизма

Искусство – один из методов освоения бытия, с помощью которого человек-творец, созидая свою художественную вселенную, в то же самое время познаёт духовность, материальность и энергию мира. Иногда ‒ и свою власть над ним.

Мир и совершенство.Искусство — Супрематизма.

Человеку не дано создать совершенной вещи, т. е. вещи обладающей полнотой бытия – одновременно духовной, прекрасной и вечной. Бесконечность во времени – один из главных вызовов преходящему существованию всего сотворённого. Например, 1-ое и 2-ое начала термодинамики говорят нам о том, что вечный двигатель не возможен. Нельзя создать perpetuum mobile, не создав при этом и сам мир. Однако то, что вселенная в нашем материалистическом понимании вечна, т. к. «ничто не возникает ниоткуда и не исчезает в никуда», стимулирует нас искать некий совершенный механизм.

Одна из первых его версий была описана индийским математиком и астрономом Бхаскара Ачарья, это устройство – perpetuum mobile artificae – иллюстрирует идеальные представления о цикличности и непрерывности жизни, содержащиеся в индуистской картине мира. Основным конструктивным элементом данной модели служит колесо. Круг как символ вечности и совершенства указывает на некий perpetuum mobile naturae, т. е. уже не на искусственный (artificae), а естественный вечный двигатель. Фактически Бхаскара Ачарья перевёл на технический язык умозрительную картину того, что лежит, согласно индуизму, в основе бытия.

В истории искусства, которое бежит по волнам человеческой жизни и соотносится как с направлением их движения, так и с их интенсивностью, мы можем найти «открытия», обнаруживающие некую суть, таящуюся за видимым разнообразием вещей, или что-то изначально совершенное. Искусство собственно и возникло как практика поиска духовных, прекрасных и вечных идеалов и выражения их в художественных формах.

Произведения пластических искусств, т. е. те, что существуют в пространстве, а не во времени, воздействуют на нас с помощью цвета, линий, поверхностей и форм. В последней трети XIX – начале XX в., когда устои человеческой жизни трансформируются под натиском ошеломляюще новых научных, технических и социальных идей, открытий и практик, в области искусства начинаются эксперименты с восприятием и выражением, их главными объектами становятся цвет и форма.

 

Книжные иллюстрации Эль Лисицкого

Книжные иллюстрации Эль Лисицкого

Книжные иллюстрации Эль Лисицкого

Книжные иллюстрации Эль Лисицкого

Книжные иллюстрации Эль Лисицкого

Книжные иллюстрации Эль Лисицкого

Вот несколько примеров столкновения с идеей, что за чувственно воспринимаемым миром есть что-то ещё, от чего цвета и формы приобретают особую силу воздействия, которая позволяет им воплощать конкретное содержание. Винсент Ван Гог в переписке с братом Тео раскрывает своё понимание роли цвета: «Я хотел бы писать мужчин и женщин, вкладывая в них нечто от вечности, такое, что некогда символизировал нимб, и чего мы стремимся достичь сиянием и трепетом наших красок»; «Я постоянно надеюсь совершить в этой области открытие, например, выразить чувства двух влюблённых сочетанием дополнительных цветов, их смешением и противопоставлением, таинственной вибрацией родственных тонов. Или выразить зародившуюся в мозгу мысль сиянием светлого тона на тёмном фоне»; «…здесь всё должен сделать цвет, придающий всем вещам своей упрощённостью более высокий стиль».

Графические листы М. Карасика Посвященные К. Малевичу

Графические листы М. Карасика Посвященные К. Малевичу

Графические листы М. Карасика Посвященные К. Малевичу

Графические листы М. Карасика Посвященные К. Малевичу

Афиша курса лекций на тему: К.Малевич и его круг

Афиша курса лекций на тему: К.Малевич и его круг

Творчество Поля Сезанна, предтечи искусства XX столетия, развивалось вместе с намерением художника распознать под изменчивой текучестью наблюдаемых форм тектонику материи, но, в конце концов, он пришёл к потребности запечатлеть на холсте духовную экспрессию. А. Перрюшо, биограф П.Сезанна, описывает это так: «Было время, когда в своей живописи он стремился к прямизне линии, был влюблён в горизонтали, в пирамиды, в разные геометрические фигуры, мир представлялся ему упорядоченным размеренным, был сама мудрость и воля. Теперь мир для него полнокровная жизнь, вечно бьющая из недр земли, которую художник стремится передать своей неистовой кистью, выражая при этом самого себя. Всем своим существом он связан с этим необъятным миром. Он уловил в нём ту динамичность, то вечное движение, которое непрерывно побуждает к жизни оплодотворяющие силы».

Пророк супрематизма. Искусство — Супрематизма

Экспрессивность цвета в живописи (также как в иконописи или традиционных орнаментальных композициях) подтолкнули теоретиков искусства и культуры к исследованию этого явления. По мысли математика и религиозного философа П. Флоренского, значения цветов не формулируются культурой, наоборот, она только выступает как их хранитель, проявитель и интерпретатор. П. В. Яньшин в своей «Психосемантике цвета» обобщает взгляды и других сторонников реализма (согласно которому смысл явления объективен, а не приписывается наблюдателем): «Идеи цветов не просто существуют изначально, но имеют своё материальное воплощение в видимых глазу цветах, и это делает возможным как само восприятие человеком предметов, так и познание в конечном счёте самого трансцендентного мира идей. Цвета, следовательно, не «перегородка», а «дверь» восприятия и базис познания мира».

Л. Хидекель космическая обитель 1924

Л. Хидекель космическая обитель 1924

Л. Хидекель. Футуристический город-2

Л. Хидекель космическая обитель 1924

Т. о., цвет сам по себе – это потенциал смысла, который даёт выброс энергии, как только сознание наблюдателя заинтересованно обращается к нему. Трансцендентный мир начинает себя проявлять, посылая свою силу лучам вопрошающего человеческого взгляда. Художник всегда активен в своём восприятии, его взгляд начинён мыслью исследователя, и она, отталкиваясь от рассматриваемого предмета, превращается в поток художественных образов. Художник – это творец, и иногда осознание этого может вытеснить его в собственный индивидуальный космос, где он сталкивается с Ничто и замирает в плоскости небытия.

Отец супрематизма Казимир Малевич в длительных творческих поисках нового искусства открыл, что «ничто не есть красивое само по себе, оно становится красивым под рукой художника». Однажды очарованный тайной иконописи, он понял её как способ утверждать человеком-творцом своё видение мира: «Иконописцы, достигшие высшего художественного мастерства, передавали смысл за пределами пространственной и линейной перспективы. Они использовали цвет и форму на основе чисто эмоционального истолкования темы». Свой чёрный квадрат на белом фоне Малевич явил миру как икону: «У меня ‒ одна голая, без рамы (как карман) икона моего времени…»

Супрематизм (от лат. supremus — высший, высочайший, первейший, последний, крайний) начинается с чёрного квадрата на белом фоне – «формы, вытекшей из ощущения пустыни небытия». Развитие творческого направления проходит 3 стадии по числу квадратов – чёрных, красных (цветных) и белых. Квадрат для Малевича становится  главным художественным средством: «Я получил тот элемент, через который выражаю те или другие мои бывания в разных ощущениях». Художник оставляет себе (как и зрителям) пустоту – чёрную или белую, чтобы через неё всмотреться в Нуль, в Ничто или в себя, т. к. убеждён, что «нет ничего ценностного во внешнем мире, а всё благое – внутри нас».

Супрематическая вселенная. Искусство — Супрематизма 

«Новая архитектура, живопись и скульптура говорят о том, что мы накануне нового классического века искусства. Наши современники должны понять, что жизнь не будет содержанием искусства, скорее искусство станет содержанием жизни, ибо только так жизнь и сможет стать прекрасной», ‒ писал Малевич. В его супрематических композициях запечатлены предельная энергетика цвета и формы, работу он подчиняет принципу экономии, но так, чтобы выявить на холсте динамику художественной эмоции. Такой способ творческого выражения направляет художника в особое психологическое измерение: супрематические знаковые конструкции становятся для него «живыми мирами», стремящимися вырваться из живописной плоскости в космическое пространство.

Под влиянием разработки проблем теоретической космонавтики Малевич обретает космос как место для существования своих супремусов  – архитектонов и планит ‒ моделей космических сооружений. В 1923 г. главный «утвердитель нового искусства» начинает конструировать абстрактные трёхмерные объекты, архитектоны, которые при взгляде из нашего времени кажутся пророчествами архитектуры XX в. К 1924 г. Малевич создаёт также несколько графических проектов «жилищ» для людей – «планит для землянитов». Он  идёт по пути поиска общего архитектурного принципа.

К. Малевич. Спортсмены.Супрематизм 1932

К. Малевич. Супрематическая композиция: полёт аэроплана. 1915

Ученики и последователи художника смогли применить его идеи непосредственно к жизни, когда ввели супрематизм в книжную графику, декоративно-прикладное искусство и архитектуру. Супрематизм Малевича – это путь к медитации. «В точке нечего видеть кроме точки, поэтому появляется в супрематизме точка в виде квадрата или круга, вызывающая сильнейшее негодование всего общества. Но в конце придут к точке себе».

Подготовила: Людмила Калинина

 

 

Поделиться

Читайте также

Обзор Соц Сетей 2018

Обзор Социальных Сетей — Vk,Facebook,Vsvoemgorode

По данным исследования, проведенного в начале 2018 года аналитическим агентством We Are Social совместно с SMM-платформой Hootsuite, в России интернетом пользуются 110 млн человек.