Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
person

Собачье сердце

Июнь 17, 2019 372 Просмотра
Поделиться

Валентин Вальков

2018-й – Год Собаки.

Восточный гороскоп

Собака обладает прекрасным душевным качеством – она помнит добро.

Анахарсис (VI век до н.э.)

Не живи в городе, где не слышно лая собак.

Талмуд 

Год назад мы поведали читателю удивительную историю про петуха, перенявшего у людей малопочтенную привычку к вину. Куры, несчастные из-за беспробудного пьянства главы семейства, пытались его вразумить, но тщетно.

Где петух, там и деревня, где собака, там и дом, говорит пословица. Если у нас заговорили куры, то почему бы не дать слово собакам, которые намного умнее и образованнее птиц? Автор всегда придерживался убеждения, что «собака – друг человека», но после того как одна тяпнула его за палец, а другая за ногу, усомнился в этом. Так бы и остался в растрёпанных мыслях, если бы не эта удивительная история с говорящими псами, из которой можно лучше понять собачье сердце, полное любви к человеку, а также узнать их мнение о нас самих. Каждый из нас хочет иметь друга, но не каждый хочет им быть. Вот чего не скажешь о собаках. Каждый пёс хочет иметь друга, но ещё больше он хочет быть другом. Итак, послушаем их разговор.

– Привет, дружище! Что-то тебя сегодня утром во дворе не было видно. Обленился, друг!

– Здравствуй, брат, сегодня никак не мог, моя хозяйка уехала рано утром по неотложному делу. Обещала вечером погулять со мной подольше.

– Ну, так прыгай сюда, давай побегаем, поиграем в догонялки!

– Не могу, брат. Мне хозяйка запретила покидать дом. На террасу, говорит, пожалуйста, но из дома – ни-ни.  А кроме того – когда её нет, я тут хозяин и оставить дом без присмотра не могу.

– Тогда давай поговорим, нам никто не мешает. А чтобы никто нас не слышал, обойдемся без лая, а побеседуем по-человечьи.

– Согласен. До чего понятный и приятный для уха русский язык! Как сладко слышать команды моей доброй хозяйки! Например, «ко мне», или «как тебе не стыдно!» Какое удовольствие склонять существительные и спрягать глаголы!

– Я бы добавил междометия. Всего один-два звука – эй, ой, ах – а сколько смысла и экспрессии! Я тоже внимательно слушаю, что говорят люди, и всё понимаю. А однажды тут проходила группа иностранных туристов, ничего не понял – неразборчиво. Как они общаются со своими животными? На языке жестов? За границей собаки есть, как ты думаешь?

– А как же? Где живут люди, там есть и собаки. Что бы они делали без нас? У них бы всё добро растащили. Нас хвалят и превозносят за наши разнообразные способности, а также за благодарность и за великую нашу верность. Я слышал, что бывали на свете преданные псы, которые не смогли пережить смерть хозяина, переставали принимать пищу и им приходил конец.

– Значит, весь мир принадлежит человеку и собакам?

– И котам. Вот и я живу вместе с котом. Он так ничего, не особенно вредный, всё больше спит. Его вообще ничто не волнует. Только нахальный, в мою плошку постоянно лезет. Коты – они же не спрашивают, просто берут всё, что им надо. Но я не жадный, пускай лопает. Я же понимаю, что дружить с котом можно только на его условиях.

– И ты терпишь такое от кота? Я бы его и близко не подпустил.

– Послушай, почему тебе претит, когда рядом с тобой кто-то есть хочет?

– А по-твоему как? Он у меня изо рта куски рвёт, а я молчи? Не на того напали!

– Так ведь всех кусков не заглотаешь.

– Ну уж нет. Я свои куски знаю, если он до моего куска дотронется, пусть тогда пеняет на себя.

– Иногда в шутку хочу ему голову оторвать, но хозяйка тут же кричит: выплюнь кошку!

– Не понимаю, как можно дружить с котами. Они претендуют называться домашними животными, а какая от них польза? Может он сторожить, взять след, задержать вора, поймать зайца? Вступиться за хозяина, спасти утопающего, пасти скот, ходить в упряжке? Эти умильные морды влезли к человеку тихой сапой, чтобы сладко есть и спать, да ещё и воровать.

– С нашим котом жить можно, он маленький. А вот у соседей кот здоровый как бугай. Не меньше меня, весит больше пуда. Американская порода.

– Я так и подумал, что не наша. Не люблю я Америку. Она постоянно подкладывает нам свинью – то в виде санкций, то в виде огромного кота-монстра.

– Ну Бог с ними, с котами. Расскажи-ка лучше о своей жизни. Ты свободный пёс, наверное, живёшь весело.

– Я не столько свободный, сколько бродячий. Был когда-то и у меня хозяин. Взяли меня летом на дачу, там я блаженствовал. Осенью все уехали, а меня забыли. Пока я гулял по деревне, они и укатили. Ты не представляешь, какое отчаяние охватило меня – вчера я был счастлив, а сегодня брошенный сирота. Голодно там, в одной шерсти не проживёшь, добрался я до города, тут и осел. Жить можно. Только уличные собаки злые, у них, оказывается, всё поделено – рынки, свалки, помойки. Однажды чуть не загрызли.

– Плохо, что между нами, собаками, нет мира и доброжелательства. Меня тоже постоянно облаивают, когда я с хозяйкой гуляю. Ну, рассказывай дальше свою историю.

– Это ты верно заметил: от собак добра не жди, ищи его у человека. В отношениях с людьми я взял за правило смирение и кротость. Это смягчает даже злых. Виляя хвостом, скорее прокормишься, чем гавкая. Ну вот, сначала я хотел жить в пригороде. Позвал меня один местный житель, видя, что я покладистый и голодный, привёл на свой участок, обнесённый высоким забором. Рядом с воротами будка. Он сказал: «Будешь жить здесь». Принёс мне куриных костей и плошку с остатками обеда. Я обрадовался: у меня будет своя крыша над головой, под которой любая непогода нипочем, и меня будут кормить, а я буду усердно служить и охранять дом. Но хозяин тут же посадил меня на цепь. Я был оскорблен до глубины души. Представь себе: второй раз с вершины счастья я свалился в бездну несчастья, потому что я никогда не был на привязи и считаю это худшим видом рабства.

– Брат, как же ты так оплошал? Я бы умер, если бы меня посадили на цепь. Поводок – ещё куда ни шло, но приковать цепью!

– И я бы околел. Я смирен, но не до такой степени, чтобы лишиться свободы. На ночь меня отвязали, чтобы я охранял участок. Перепрыгнуть двухметровый забор я не мог. Но как только в доме погасли огни, я взобрался на будку, с неё перемахнул через ограду и был таков.

– Браво, братушка!

– Потом обосновался на стройке, рабочие дружелюбные. Стал я жить на стройплощадке. Днём больше отдыхал, зато ночью глядел в оба, постоянно обегал территорию вдоль забора, чтобы через него не пролез ни один злоумышленник. Мне моя должность пришлась по душе: ведь строители меня за это кормили, и я недаром ел свой хлеб. Только нехорошо шутили насчёт меня, назвали Штаногрызом. Бригадир всегда запаздывал к обеду, у него дел много. Приходит, а они уже почти всё съели. Он ворчит, а они говорят – это Штаногрыз всё съел. Поэтому бригадир косо на меня смотрел.

В одну из ночей приходят мои рабочие, отворяют ворота, на территорию въезжает машина. Из кабины вылезает какой-то тип, этакая харя…

– Ну ты скажешь – харя. Скажи морда.

– Морда – это собачье лицо, а у этого именно харя. Обозвал меня ублюдком и пнул ногой. Не может быть добрым тот, кто жесток с животными. Рабочие нагружают его машину мешками с цементом, берут у него деньги, грозят мне пальцем и говорят: «Смотри, чтобы кто-нибудь чего не украл!» Сказав это, они кинули мне кусок колбасы, который я поймал на лету и машинально проглотил, но сразу же почувствовал угрызения совести – ведь это была взятка, значит, я стал соучастником преступления!

– Ты ни в чем не виноват – они же хозяева, знают, что делают.

– Ошибаешься, дружище. Утром приходит бригадир и спрашивает: «Где цемент?» Рабочие объясняют, что ночью его украли. «А почему ворота были не заперты?», – спрашивает бригадир. Отвечают, что понадеялись на пса. Не знаю, как я стерпел такую обиду – сами украли, а я виноват. Сказать правду, я чуял свою вину и переживал, что не поднял шум ночью. Бригадир посмотрел на меня так, что я понял – мне несдобровать, и прощай моя карьера ночного сторожа. А в обед оказалось, что у них пропала колбаса, бригадир опять подумал на меня, взял палку и пошёл в мою сторону. Ну, я и давай Бог ноги. А кто утащил батон на самом деле? Черномырдин, больше некому.

– А это кто такой?

– Местный котяра, весь черный и морда черная – я его прозвал Черномырдиным. Все коты – негодяи, а этот ещё и ворюга, каких свет не видывал. Наглый, даже мне дороги не уступал. Набычится и шипит, как змей. Я с ним не связывался – кто его знает, может он бешеный. Всей округе житья не давал, всех других котов избивал и изгонял. Просто какой-то гангстер.

– Знаешь, брат, что говорил про них Антон Павлович Чехов: «Чужая душа – потёмки», ну а кошачья – тем более.

– Из-за этого Черномырдина я и погорел. Это он, вор, колбасу утащил. Ну вот, слушай, каков этот тип. У него была постоянная зазноба, и каждый раз, когда она приносила котят, этот злодей приходил и всех их давил. Кошка плакала навзрыд, а он давил, просто перекусывал спинку, а потом ел их.

– Фуй, как это бесчеловечно. О темпора, о морес![1] В какое время мы живём, брат, где правда, где стыд и честь! Не только элементарной совести нет, нет понятия о нравственности, нет закона.

– Аморальный тип. Никогда не испытывал к котам ничего, кроме отвращения. Верно ты говоришь – нет у них ни стыда ни совести. И представляешь, как она ни плакала, всегда прощала. Он опять шёл к ней, и она его не прогоняла, и всё опять повторялось.

– Бедное женское сердце! О женский род, вам имя – всепрощенье! Вот и несчастная моя хозяйка…

– Я уже представляю твою хозяйку. Древние римляне говорили: хочешь узнать характер женщины – понаблюдай за её собакой. Зная тебя, я знаю и её. Расскажи, как вы ладите?

– Мне с ней хорошо, да только вот жалко её. Живёт как кошка, то один придёт, то другой. И все какие-то попадаются не настоящие – или ветрогоны, или подлецы. Привела одного, от него за версту разит винищем, я сразу понял: этот не может быть порядочным человеком. Я не ошибся — оказался пьяница и бездельник. Она его, непутевого, знала со школьных лет и любила, надеялась сделать из него человека и создать семью, а он клялся: мол, брошу пить ради тебя. О, как женщины легковерны, как обманываются! Долго она с ним билась, три раза выгоняла, прощала, а он опять за своё. Как говорится, черного кобеля не отмоешь добела. Когда запил ещё сильнее и начал тащить из дома, не выдержала и прогнала окончательно.

– Обворовывать того, кто тебя приютил – этого я понять не могу!

– Поплакала моя хозяйка, а потом успокоилась и привела другого. Этот почище, деликатный, к ней обращается «дорогая», «моя любовь». На эту приманку она и клюнула. Через месяц заговорила с ним о своей мечте: создать семью, завести ребёнка. Мне, говорит, нужна стабильность, уверенность в завтрашнем дне. А он на это отвечает: «Тебе нужен пресловутый штамп в паспорте? Тебе мало любви и романтики? А какой прок для меня в браке?» Она ему: «Как тебе не стыдно, ты же говорил, что любишь». Он свое: «Любовь – это прекрасно, а семья и быт – это хомут и ярмо». «У любви, – говорит, – как у пташки крылья, где гарантия, что любовь не улетит, и ты не повесишь на меня алименты после развода, не начнёшь шантажировать ребёнком и т.д.».

Она буквально остолбенела от такой философии и говорит ему: «А где же тут любовь, про которую ты пел?»  А он ей в ответ: «Я, говорит, не олень, чтобы тащить меня на аркане в загс, а ты не из тех, ради кого можно пожертвовать свободой». Сам понимаешь, брат, что после такого диспута между ними вся любовь кончилась, и он ушёл. После этого несчастная моя хозяйка подошла ко мне, присела на корточки, прижалась ко мне щекой и всплакнула.

– Это ли, друг, не пример, что в верности и преданности мы выше людей! Судить о них – не моё собачье дело, но он поступил неблагородно. Надеюсь, этот случай научил женщину впредь быть умнее и разборчивее.

– Она долго переживала такую обиду, но ведь женщина что кошка, у неё любая рана заживает. Пришёл к ней ещё один – по повадкам интеллигент, либерал. Выдавал себя за специалиста во всех сферах. Оказался трепачом и мошенником.

Он врал, а ему верили. Устроился в исполком чиновником – назвался помощником депутата Госдумы и фальшивое удостоверение представил. Разнюхал, чем можно поживиться. Исполком выделил деньги на устройство пандусов для инвалидов в общественных учреждениях. Он тут как тут – «Я в этих делах дока». Зарегистрировал на подставное лицо фирму и перечислил туда выделенные деньги, потом нашёл подрядчика, которому заплатил четверть суммы, ссылаясь на то, что городской бюджет не резиновый. Остальные деньги положил себе в карман и тут же ликвидировал липовую фирму.

– Банальная афера, друг, да ещё с криминальным душком – злоупотребление служебным положением, вот уж на что неспособны собаки. Я бы гнал таких чиновников поганой метлой.

– Натурально, вывели его на чистую воду и уволили, хотя могли отдать под суд. Он, выйдя сухим из воды, организовал издательскую фирму, заняв у хозяйки деньги на учредительный взнос, назаключал кучу договоров с разными организациями на издание рекламных и юбилейных книг. У нас какой народ – он всему верит, потому у нас так много мошенников. Потекли деньги на счёт. Получив авансы от клиентов, купил для фирмы дорогую иномарку. Тут же заключил договор сам с собой на поваренную книгу, и, хотя в кулинарии не смыслил ни уха ни рыла, врал, что он бывший шеф-повар. В виде аванса забрал себе эту иномарку в личную собственность и сдал её в аренду издательству, то есть себе самому.

– Какой смысл?

– Смысл в том, брат, что теперь он получал за её эксплуатацию деньги и заправлялся тоже за счёт фирмы. Просто брать деньги из кассы – воровство, а по договору об аренде – законно. Всё это он выкладывал моей хозяйке, хвалясь своей ловкостью, а я слушал. Но это продолжалось недолго. Когда запахло жареным – от него стали требовать обещанного по договорам – он тут же закрыл фирму, сел в иномарку и укатил в неизвестном направлении, оставив всех клиентов с носом и мою хозяйку тоже. Я был рад, что он смылся, вот только женщину жалко.

– Какие грустные вещи ты рассказываешь, друг. До чего живучи эти Чичиковы и Остапы Бендеры! Как своекорыстны и как непостоянны бывают человеки! Вот ты мог бы добровольно бросить свою хозяйку?

– Да ты что, брат, за кого ты меня принимаешь! Меня аж слеза прошибла, так ты меня обидел своим вопросом. Это же было бы с моей стороны неблагородно – предать женщину, которая так добра ко мне! Я буду ей верен, пока бьётся сердце.

– Прости, друг, не хотел тебя обидеть. Я только хотел сказать, насколько собака морально выше человека.

– Довольно мы с тобой, брат, позлословили. Давай свернём эту тему, чтобы нас не приняли за сплетников или злопыхателей. Все-таки хороших и добрых людей намного больше. Они любят нас, говорят: «Собака после матери – самая любимая». О нас заботятся и даже завели для нас лекарей – ветеринаров. Лечат не только домашних, но и бродячих псов.

– Ну уж дудки! Я вашему лекарю не дамся. Они творят над нами такое, что стыдно сказать вслух. Нет и нет! Для чего вообще существуют врачи? Чтобы деньги получать, а для этого им нужно, чтобы люди болели. Вот они и придумывают болезни, морят народ лекарствами, чтобы у них самих в кармане пусто не было. Я знаю, есть хорошие люди, но это не лекари.

– Отсталые у тебя представления, брат. Мы живем благодаря человеку, и культуру постигаем. Иначе куда бы мы пошли? В лес, в дикую природу, где нет ни закона, ни жалости и сострадания, а только право сильного. Сдаётся мне, что первая встречная волчья стая не оставила бы от нас даже косточки.

– Я в лес не пойду, мне и тут хорошо. Знаешь, дружище, жизнь все-таки неплохая штука. И у магазина тебе дадут сосиску, и люди добрые нас подкармливают, и сам найдешь кусок, если места знаешь. Приходи вечерком с хозяйкой гулять, найдёшь меня у детской площадки, побегаем, поиграем, на детишек полюбуемся. Люблю смотреть на детей. Пойду я, друг, надо мне свои хлебные места обежать. Ты же знаешь поговорку: волка ноги кормят.

– Хорошо, брат. Да, забыл поздравить тебя с наступившим Годом Собаки. Это люди придумали, в знак уважения к нам. Этот год – особенный в истории. В Год Собаки родились Цицерон и Плутарх, Вольтер и Лопе де Вега, Мольер и Дюма, Лермонтов и Столыпин, Брижит Бардо и Клаудия Шиффер…

– Клавка? Клавку не трожь. Я за Клавку… Извини, это просто реплика одного из главных героев известного фильма, который видел по телевизору, когда в доме жил.

– Я тоже люблю смотреть телевизор. Только не кулинарные передачи. Показывают, как приготовить мясо, котлеты, бифштексы, а смотреть неинтересно – ничем не пахнет. А вот кино люблю. Смотрел «Муму»? Очень жалостная история. Или «В мире животных»…

– Нет, не видел и смотреть бы не стал. Это не моё собачье дело. Ну, до встречи, брат!

– До встречи, друг!

[1] O tempora, о mores! (рус. О времена, о нравы!) — латинское крылатое выражение.

Поделиться

Читайте также

Вредная привычка

Валентин Вальков
Многие живут так, будто у нас не одна жизнь, а десять.

Дети

Хигир Борис Юзикович
Профессор, доктор психологии.
Автор многочисленных публикаций о влиянии имени, отчества, даты рождения на характер и судьбу человека.
Адрес: г. Москва
Тел: + 7 495 395 70 34
Эл.

Поёт Александр Градский

В ноябре исполняется 70 лет отцу-основателю русского рока, легендарному певцу, композитору и мультиинструменталисту Александру Борисовичу Градскому.